::a:: Психоаналитик.Ру: Онтология Эдипова комплекса

:: Классический психоанализ утверждает, что Эдипов комплекс формируется вокруг сексуального желания ребенка к одному родителю и ревностной ненависти к другому. Но современный психоанализ показывает, что ребенок хочет завладеть любовью обоих родителей и быть в центре внимания.



  :: Глоссарий
 
: Абсанс
: Альтруистическая капитуляция
: Амбивалентность
: Анаклитический
: Антипсихиатрия
: Архетип
: Аутизм
: Базальная тревога
: Бисексуальность
: Внутрипсихический (интрапсихический) конфликт
: Воспитание
: Вытеснение (репрессия)
: Генетические и врожденные болезни
: Госпитализм
: Гуманистическая психотерапия
: Детская депрессия
: Дикий психоанализ
: Ид (Оно, Id)
: Идеаторный
: Идентификация
: Идентификация с агрессором (стокгольмский синдром)
: Идентичность
: Изоляция аффекта
: Инкапсуляция аффекта
: Инстинкт смерти
: Интерпретации
: Интроверсия
: Инфантильная генитальность
: Инфантильная сексуальность
: Истерия конверсионная
: Истерия страха (фобия)
: Кастрационный комплекс
: Кастрационный комплекс у девочек
: Кастрационный комплекс у женщин
: Кастрационный комплекс у мальчиков
: Кастрация символическая
: Катексис
: Комплекс
: Компромиссное образование
: Константность объекта
: Латентный период
: Либидо
: Мазохизм
: Монада
: Морфин (морфий)
: Нарциссическая депрессия
: Нарциссическое и объектное либидо
: Нарциссическое нарушение личности
: Невроз навязчивости (обсессивно-компульсивный невроз)
: Невроз переноса
: Невротический конфликт
: Невротические страхи
: Обесценивание
: Обольщение агрессора
: Обрезание
: Обсессивный характер
: Опий
: Оральная стадия
: Отрицание
: Пансексуализм в психоанализе
: Первичная сцена
: Перенос (трансфер)
: Пирамида (иерархия) Маслоу
: Позитивный и негативный эдипов комплекс
: Прафантазии
: Превращение в противоположное (энантиодромия)
: Превращение пассивности в активность и наоборот
: Прегенитальный
: Примат фаллоса
: Принцип удовольствия
: Проекция
: Психологическая защита
: Психотерапия
: Реактивное образование
: Регрессия злокачественная
: Регрессия либидо
: Регрессия поведенческая
: Регрессия повседневная
: Регрессия психотерапевтическая
: Свободные ассоциации
: Сеттинг
: Смещение аффекта
: Соматизация аффекта
: Сомнамбулизм
: Сопротивление психоанализу
: Стадии психосексуального развития
: Страх наказания
: Стыд
: Супер-Эго (Super-Ego, Сверх-Я)
: Сублимация
: Супер-Эго архаичное
: Супер-Эго жесткое
: Супер-Эго зрелое
: Супер-Эго раннее
: Супер-Эго садистичное
: Супер-Эго у девочек
: Супер-Эго у мальчиков
: Тестикулярная тревога
: Травмы развития (детские травмы)
: Тревога
: Фаллическая стадия
: Фантазия
: Фиксация анальная
: Фиксация либидо
: Фиксация оральная
: Фиксация травматическая
: Фиксация фаллическая
: Фрейдо-марксизм
: Фрустрация
: Чувство вины
: Эго (Ego, Я)
: Эдипов комплекс
: Эдипов комплекс классический
: Эдипов комплекс ранний
: Эдипов комплекс у девочек
: Эдипов комплекс у мальчиков
: Эксгибиционизм
: Эндорфины (гормоны счастья)

 

 
 
Каталог сайта:
статьи по детской психологии
 
 
Общество психоаналитической психотерапии
 
 
Институт практической психологии и психоанализа
 
 
Ссылки
 
 
::   
 

Внутрипсихический (интрапсихический) конфликт
на примере Эдипова комплекса

                                             

Часть 1. Нарциссическая потребность


Термин конфликт происходит от латинского conflictus – столкнувшийся. Внутрипсихический конфликт с точки зрения психоанализа – это не просто противоречие мотивов, не позволяющее сделать выбор, а сложная неосознаваемая полностью система противоречивых психических сил, задействованная желаниями и потребностями, которая формирует вокруг себя комплекс, влияет на чувства и поступки, порой, даже в продолжение всей жизни, и может вызывать невроз.

Концепцию внутрипсихического конфликта начал разрабатывать Зигмунд Фрейд, многие психоаналитики возвращались к этой теме, но наиболее полное описание структуры внутрипсихического конфликта с точки зрения классического психоанализа дал, пожалуй, только Чарльз Бреннер в своей статье Роль психического конфликта в душевной жизни (которую можно почитать на этом сайте). В этом цикле статей будет кратко изложена концепция Чарльза Бреннера, дополненная точкой зрения современного психоанализа, а также будут показаны необходимые условия развития ребенка, чтобы внутрипсихический эдипальный конфликт не стал невротическим.

Инстинктивный импульс – первый элемент конфликта

Основная концепция классического психоанализа основывается на идее, что существуют инстинкты (драйвы), данные нам от рождения, которые управляют нашим поведением. Среди прочих инстинктов, классический психоанализ уделяет основное внимание сексуальному инстинкту, названному Фрейдом либидо. Соответственно, обычным желанием такого рода в эдиповом периоде [3-5 лет] является желание видеть в одном из родителей мужа или жену и избавиться от другого как от соперника (Ч. Бреннер). Такое проявление Эдипова комплекса было названо классическим.

Ранний Эдипов комплекс

Надо подчеркнуть, что классический Эдипов комплекс не возникает вдруг, а формируется на месте более раннего конфликта, заключающегося в том, что отец является нежелательным пришельцем, мешающим слиянию матери с младенцем (Вейкко Тэхкэ назвал такие отношения между матерью и грудным ребенком идеальной диадой).

Фрейд считал, что влечение младенца к матери носит сексуальный характер, и мы можем почерпнуть косвенное доказательство этому в "магическом" влечении мужчин (и гомосексуальных женщин) к груди женщины. Но, даже основываясь на этой сексуальной точки зрения, все же, Фрейд пришел к выводу, что мать для младенца становится большим, чем просто объектом сексуального удовлетворения:

«…уже совсем в ранние годы развивается в отношении матери объектный катексис, который исходной точкой имеет материнскую грудь и является образцовым примером анаклитического объектного выбора…»
(“Я и Оно”)

Иначе говоря, младенец, завися от груди физически для удовлетворения потребности в питании (и, может быть, для удовлетворения сексуального влечения), начинает зависеть от груди психически – грудь его первый друг и весь его мир. Младенец плохо видит, поэтому сначала обнаруживает грудь, а не мать. Психически он тоже еще не может объять то, что не может обнять. В результате отношений с грудью, младенец начинает формировать взаимоотношения с матерью. Если младенец вскармливается с помощью бутылочки: в благоприятном случае, он также привязывается к рукам матери и ее телу, а в неблагоприятном, если мать не позволяет ему контактировать с ее телом, – мир вокруг него оказывается резиновым и стеклянным (см. Госпитализм). Ведь нельзя построить взаимоотношения с соской.

Постепенно младенец обнаруживает и саму мать как источник удовольствия, спокойствия и комфорта – мать становится для него средством физического и психического существования и, как следствие, объектом любви – образцовым примером анаклитического объектного выбора (как выразился Фрейд). Младенец любит свою мать так, как это возможно для его незрелой психики – конечно, это любовь эгоистична и эгоцентрична.

Когда психика младенца развивается настолько, что он способен отличать мать от не-мать, вторжение отца вызывает у него неудовольствие – если, конечно, отец не смог подружиться с младенцем. Но, как правило, у мужчин младенцы не взывают особого интереса (если не вызывают раздражения). В этом случае отец оказывается нежеланным пришельцем.

Кажется, что младенец может находиться только в диадных отношениях с матерью. Ведь только у матери формируется с младенцем тесная связь, обусловленная самой природой, а именно, благодаря массированной выработке гормона окситоцина (но, к сожалению, это не является гарантией близких отношений матери с младенцем). Грудной ребенок тесно привязывается к матери и "видит" ее продолжением себя, частью себя, не отделяя мать от себя – это нормальный этап развития младенца, названный Маргарет Малер симбиозом. В первые месяцы жизни ребенка мать тоже бессознательно рассматривает его как часть себя – это необходимое условие для нормального развития младенца. Но нередко мать и дальше видит ребенка только как свою часть – это подтверждает радикальную идею Фрейда, что для женщины ребенок является только компенсацией недостающего пениса (см. Эдипов комплекс у девочек по Фрейду).

А для отца, лишенного такого нейрогуморального механизма, ребенок, нередко, также оказывается пришельцем, забравшим все внимание его жены – именно поэтому большинство разводов приходится на первый год после рождения ребенка (поэтому законодатели в России были вынуждены запретить разводы по инициативе мужа на первом году жизни ребенка). Иногда требуются годы, чтобы отец полюбил своего ребенка, даже если он был желанным и планируемым. Но именно сильная привязанность матери к ребенку может сделать ее чрезмерно ревнивой, и это оказывается препятствием для формирования у отца близких взаимоотношений с ребенком.

Психически здоровый младенец очень охотно общается с окружающими людьми, если те относятся к нему доброжелательно. А психическое здоровье младенца зависит именно от того, насколько окружающие относятся к нему доброжелательно и понимают его потребности и особенности взаимодействия. Поэтому ранний Эдипов комплекс, заключающийся в фиксации на матери, возникает именно в том случае, если у младенца нет достойной альтернативы матери. Младенец открыт миру – если мир открыт младенцу. Конечно, прежде всего, определяющим является то, насколько мать изначально была настроена благожелательно к младенцу и могла выполнять свои обязанности, и показать ему, что мир безопасен (см. об этом подробнее Травма рождения, Базальная тревога, Депривация и следующие статьи).

Классический Эдипов комплекс

«Первым элементом каждого конфликта является инстинктивный импульс (drive derivative), детское инстинктивное желание. Здесь имеется в виду желание приятного удовлетворения либидинозного или агрессивного типа.»

Классический Эдипов комплекс по мнению Фрейда основывается на желании ребенка безраздельно обладать родителем противоположного пола в случае позитивного Эдипова комплекса или родителем того же пола в случае негативного Эдипова комплекса. Такое желание является дериватом (производным) инстинктивного сексуального импульса, которое также порождает ревностную ненависть к родителю-сопернику, которая коренится в садистической фазе либидо (см. примечание к Вытеснению).

Таким образом, с точки зрения классического психоанализа получается, что сексуальный инстинктивный импульс порождает влечение к одному родителю, а агрессивный инстинктивный импульс – ненависть к другому родителю. То есть дело даже не в ревности, а в комбинации двух инстинктов. Эта концепция получила особенно широкое развитие в психоанализе после постулирования Фрейдом инстинкта смерти, которым стала объясняться любая агрессивность (особенно в кляйнианском психоанализе).

Исходя из этого подхода, получалось, что реальное поведение родителей не имеет большого значения для формирования переживаний ребенка – для обоснования этого взгляда Фрейд постулировал концепцию прафантазий. С этой точки зрения все основные переживания ребенка обусловлены филогенетически – наследуются поколением за поколением с доисторических времен:

«Я полагаю, что эти прафантазии – …являются филогенетическим достоянием. Индивид выходит в них за пределы собственного переживания в переживание доисторического времени, где его собственное переживание становится слишком рудиментарным. Мне кажется вполне возможным, что все, что сегодня рассказывается при анализе как фантазия, – совращение детей, вспышка сексуального возбуждения при наблюдении полового сношения родителей, угроза кастрацией (или, вернее, кастрация) было реальностью в первобытной человеческой семье, и фантазирующий ребенок просто восполнил доисторической правдой пробелы в индивидуальной правде.»

При этом основная сексуализированная концепция классического психоанализа строится вокруг идеи первичной сцены, под которой понимают половой акт родителей. Наблюдению за половым актом родителей изначально Фрейд придавал первостепенное значение как реальному травмирующему воздействию на ребенка. Он считал, что, с одной стороны, это вызывает у ребенка запредельное для его психики возбуждение, а, с другой стороны, порождает впечатление, что отец проявляет агрессивные и насильственные действия в адрес матери.

Еще до того, как были придуманы прафантазии, в книге “Об истории одного детского невроза”, получившей наименование случай Человека-волка, Фрейд рассуждает о значении первичной сцены в формировании невроза. Пациенту Фрейда, описанному в этой книге, в эдипальном возрасте (около 4-х лет) приснился очень реалистичный сон, как окно в спальню внезапно распахнулось и на ветвях растущего рядом орехового дерева сидели на задних лапах 6-7 волков. Фрейд приходит к выводу (между прочим, совершенно голословно, используя только свои собственные ассоциации, а не ассоциации пациента), что эти волки символизируют половой акт родителей в позе сзади (по-собачьи). Фрейд много размышляет в этой книге, видел ли пациент в самом деле половой акт родителей или это была только его фантазия.

Современный классик психоанализа Андре Грин в своей фундаментальной работе “Мертвая мать” утверждает:

«Я настаиваю на том, что первосцена – это фантазия, чтобы ясно отмежеваться от позиции Фрейда, как она изложена в случае Человека-волка, где Фрейд ищет в своей полемике с Юнгом доказательства ее реальности. Ибо чем так важна первосцена: не тем, что субъект был ее свидетелем, но как раз обратным, а именно, тем, что она разыгрывалась в его отсутствии

Это, пожалуй, самое важное открытие психоанализа за последние 100 лет. Такой взгляд вводит новый подход в понимание Эдипова комплекса – ребенок ревностно реагирует не на одного из родителей, а на свою исключенность из отношений между родителями. И половой акт родителей, конечно, является абсолютным примером полной исключенности ребенка из отношений – но это далеко не единственная ситуация, когда родители что-то делают без ребенка.

Триангуляция

Гармоничной триангуляцией можно считать, когда мать может общаться с ребенком без отца, отец может общаться с ребенком без матери, и родители могут общаться без ребенка, и все вместе – втроем. Если все эти конфигурации ни у кого в этом треугольнике не вызывают сильной ревности – значит триангуляция оказывается успешной. А успешной она оказывается, если в треугольнике не возникает устойчивых диад, когда двое дружат против третьего (чаще такими диадами бывают мать-ребенок и отец-мать).

В современном психоанализе, при исследовании переживаний ребенка, делается акцент не только на эдипальных составляющих, когда ребенок хочет исключить из диадных отношений второго родителя, который оказывается лишним, но и на триангулярных взаимодействиях – когда ребенок чувствует себя лишним. При этом фокус внимания смещается с филогенетических прафантазий на переживание ребенком чувства исключенности из отношений родителей. Ревность рассматривается как естественная реакция на исключенность из отношений, которая неизменно произрастает в любом любовном треугольнике, не являясь дериватом агрессивного инстинкта или инстинкта смерти, как считалось ранее в классическом психоанализе (и как, до сих пор, считают современные кляйнианские психоаналитики).

Говоря иначе: не сексуальный инстинкт ребенка и не ревностная злобность порождает у него Эдипов комплекс, а неизбежность формирования парных взаимодействий внутри триангулярных отношений, из которых ребенок исключен. Причинами пренебрежительного отношения родителей к ребенку может служить и отсутствие их эмпатии, и возрождение эдипальных травм самих родителей. В конце концов, родители могут просто устать даже от психически здорового ребенка, который для взрослого человека нередко оказывается чрезмерно активным. И особенно родители устают от не вполне психически здорового ребенка, который гиперактивен и истеричен. Надо всегда помнить, что родителем быть тяжело, поэтому родитель должен общаться с ребенком ровно столько, сколько он его выдерживает. В помощь обязательно следует привлекать бабушек, тёть и нянь (убедившись предварительно, что они способны общаться с ребенком должным образом).

На самом деле, нормальный ребенок больше всего хочет, чтобы и мама, и папа были рядом, и уделяли внимание только ему, а вовсе не исключить из взаимоотношений третьего. Успешность триангуляции зависит оттого, насколько родители понимают эту повышенную потребность ребенка быть в центре внимания, в соответствии с его возрастными особенностями. Но это не значит, что нужно удовлетворять все желания ребенка, например, систематически спать втроем. Диалектика воспитания состоит не только в удовлетворении всех потребностей ребенка, но и в фрустрировании многих его желаний, иначе ребенок вырастет психопатом, неспособным выдерживать любые запреты и уважать границы других людей.

Способность находиться в триангулярных отношениях очень важна для взрослой жизни. Триангулярные отношения существуют повсюду. Так, например, Ваш друг общается не только с Вами, но и с другим своим другом и со своей девушкой – и если это будет вызывать невыносимую ревность, Вы не сможете дружить. Ваш начальник имеет отношения не только с Вами, но и с другими сотрудниками Вашего отдела, и если это будет вызывать невыносимую ревность – Вам будет очень тяжело работать в коллективе. Между прочим, дети, выросшие в семье матерей-одиночек, хуже адаптируются в рабочем коллективе, где всегда присутствует начальник-отец – образ эдипальной фигуры. И, конечно, рождение собственного ребенка не должно ввергать семью в ревностную конкуренцию.

Выводы

Первым элементом эдипова конфликта является не только и не столько инстинктивный либидозный (сексуальный) инстинктивный импульс, как считалось в классическом психоанализе, сколько нарциссическая потребность ребенка быть в центре внимания и получать любовь и внимание обоих родителей для себя.

Многими школами современного психоанализа введение понятия агрессивного инстинкта или инстинкта смерти видится излишним. Агрессивность человека является составляющей инстинкта самосохранения. Маленький ребенок реагирует агрессией на агрессивные факторы окружающей среды (см. Травма рождения), для отстаивания своих личностных прав, так как они ему видятся (см. Агрессия и аутоагрессия), и в других случаях, когда испытывает дискомфорт. Агрессивные реакции маленького ребенка могут казаться гипертрофированными и неадекватными, но это обусловлено незрелостью психики маленького ребенка, и требует от родителей эмпатии и толерантности. В целом, агрессия ребенка является проявлением его психического здоровья, в то время как ее полное отсутствие свидетельствует о серьезных нарушениях личности (см. Тихие дети). Чрезмерная агрессивность ребенка также свидетельствует о личностных нарушениях и является следствием триангулярных перекосов и огрехов воспитания.

 

читайте далее Эдипальное поражение и развитие >>>
 
 
читайте также:
 
Комплекс с точки зрения психоанализа
 
Чарльз Бреннер. Роль психического конфликта в душевной жизни. Часть 1. Влечения
 
Либидо
 
Эдипов комплекс у мальчиков по Фрейду
 
Анаклитический и Катексис: парадоксы перевода
 
Депривация
 
Эдипов комплекс у девочек по Фрейду
 
Регрессия либидо, задержка и фиксация
 
Травма рождения
 
Базальная тревога
 
Негативный Эдипов комплекс по Фрейду
 
Вытеснение и его последствия на примере формирования фобии
 
Инстинкт смерти. Концепция Зигмунда Фрейда
 


 





примечания

Британский психоаналитик Рональд Фэйрбейрн развил эту идею Фрейда до концепции объектных отношений, в которой важно не влечение, а привязанность. Британский психоаналитик Мелани Кляйн развила альтернативную очень мрачную концепцию привязанности младенца к груди, которая основывается на зависти и ненависти.

назад
  

Есть много свидетельств, не только со стороны психоаналитиков, о том, что дети воспринимали половой акт родителей как насилие отца над матерью, когда поза полового акта была миссионерской или сзади (и в этом есть элемент реальности, ведь агрессивные составляющие присутствуют в половом акте). Но создается впечатление, что Фрейд ничего не знал о существовании позы наездницы, которая нравится многим женщинам именно потому, что в этой позе они могут символически и физически доминировать над мужчинами. Некоторые мужчины поэтому эту позу не любят.

назад