::a:: Психоаналитик.Ру: Депрессия (взгляд со стороны)

:: Иногда смелость заглянуть депрессии в глаза может спасти



  :: Глоссарий
 
: Абсанс
: Альтруистическая капитуляция
: Амбивалентность
: Анаклитический
: Антипсихиатрия
: Архетип
: Аутизм
: Базальная тревога
: Бисексуальность
: Воспитание
: Вытеснение (репрессия)
: Генетические и врожденные болезни
: Госпитализм
: Гуманистическая психотерапия
: Детская депрессия
: Дикий психоанализ
: Ид (Оно, Id)
: Идеаторный
: Идентификация
: Идентификация с агрессором (стокгольмский синдром)
: Идентичность
: Изоляция аффекта
: Инкапсуляция аффекта
: Инстинкт смерти
: Интерпретации
: Интроверсия
: Инфантильная генитальность
: Инфантильная сексуальность
: Истерия конверсионная
: Истерия страха (фобия)
: Кастрационный комплекс
: Кастрационный комплекс у девочек
: Кастрационный комплекс у женщин
: Кастрационный комплекс у мальчиков
: Кастрация символическая
: Катексис
: Комплекс
: Компромиссное образование
: Латентный период
: Либидо
: Мазохизм
: Монада
: Морфин (морфий)
: Нарциссическая депрессия
: Нарциссическое нарушение личности
: Невроз навязчивости (обсессивно-компульсивный невроз)
: Невроз переноса
: Невротический конфликт
: Невротические страхи
: Обесценивание
: Обольщение агрессора
: Обрезание
: Обсессивный характер
: Опий
: Оральная стадия
: Отрицание
: Пансексуализм в психоанализе
: Перенос (трансфер)
: Пирамида (иерархия) Маслоу
: Позитивный и негативный эдипов комплекс
: Прафантазии
: Превращение в противоположное (энантиодромия)
: Превращение пассивности в активность и наоборот
: Прегенитальный
: Примат фаллоса
: Принцип удовольствия
: Проекция
: Психический (интрапсихический) конфликт
: Психологическая защита
: Психотерапия
: Реактивное образование
: Регрессия злокачественная
: Регрессия либидо
: Регрессия поведенческая
: Регрессия повседневная
: Регрессия психотерапевтическая
: Свободные ассоциации
: Сеттинг
: Смещение аффекта
: Соматизация аффекта
: Сомнамбулизм
: Сопротивление психоанализу
: Стадии психосексуального развития
: Страх наказания
: Стыд
: Супер-Эго (Super-Ego, Сверх-Я)
: Сублимация
: Супер-Эго архаичное
: Супер-Эго жесткое
: Супер-Эго зрелое
: Супер-Эго раннее
: Супер-Эго садистичное
: Супер-Эго у девочек
: Супер-Эго у мальчиков
: Травмы развития (детские травмы)
: Тревога
: Фаллическая стадия
: Фантазия
: Фиксация анальная
: Фиксация либидо
: Фиксация оральная
: Фиксация травматическая
: Фиксация фаллическая
: Фрейдо-марксизм
: Фрустрация
: Чувство вины
: Эго (Ego, Я)
: Эдипов комплекс
: Эдипов комплекс у девочек
: Эдипов комплекс у мальчиков
: Эксгибиционизм
: Эндорфины (гормоны счастья)

 

 
 
Каталог сайта:
статьи по детской психологии
 
 
Общество психоаналитической психотерапии
 
 
Институт практической психологии и психоанализа
 
 
Ссылки
 
 
::   
 

Как трудно быть рядом!

                                             
Окружающие ждут от людей, находящихся в депрессии, что они возьмут себя в руки: в нашем обществе нет места хандре. Супругов, родителей, детей затягивают они с собой в бездну, – а им не хочется быть рядом с безмерными страданиями.
Эндрю Соломон. Демон полуденный. Анатомия депрессии
	  

Для того, чтобы понять, как человек воспринимает "чужую" депрессию, разберем некоторые особенности коммуникации при беседе.

Человек, переживающий депрессию, чувствует себя опустошенным и безжизненным, он погружен в себя и во время беседы отводит взгляд - а его партнер оказывается в ситуации, когда его обращенный взгляд не встречает отклика, он натыкается на пустоту, не получая ответа и не чувствуя контакта. Поэтому и возникает ощущение неудовлетворенности. Собеседнику не хватает этого взаимного контакта при общении, которое наполнило бы его собственное Я.
Таким образом партнер в беседе теряет часть своего Я в опустошенном депрессией человеке, не получая взамен его эмоционального отклика, частичку его Я. Вначале может испытываться некоторая неловкость, а при продолжении развития ситуации в описанном русле часто возникает чувство тревоги опустошения. (В кляйнианском психоанализе этот интерпсихический процесс называют проективной идентификацией.)

Американский психолог Джеймс Койн доказал типичность такого реагирования в эксперименте (1976). Он поручил 45 студенткам беседовать по телефону в течение 20 минут с предложенными им собеседниками. Студентки были разбиты на группы по 15 человек в каждой. Одна группа беседовала с депрессивными пациентами, вторая - с недепрессивными амбулаторными больными неврологической клиники, третья - со здоровыми людьми. По окончании задания все 45 студенток прошли тестирование по специально разработанным тестам. Их ответы были записаны на пленку и проанализированы по специальной программе. Удалось установить, что те студентки, которые беседовали с депрессивными пациентами, чувствовали себя угнетенными, а иногда испытывали чувство страха или раздражения, что редко отмечалось в других группах. При проведении опроса среди студенток, участвовавших в эксперименте, хотят ли они снова участвовать в телефонных беседах с новыми, заранее неизвестными собеседниками, было установлено, что депрессивные больные значительно меньше привлекают собеседников, чем лица двух других групп.

Другие исследователи подтвердили результаты, полученные Койном, использовав в эксперименте мужской персонал. Хаммен и Петерс с помощью видоизмененной методики показали, что характер реакции интервьюера зависит не столько от содержания беседы, сколько, почти исключительно, от настроения интервьюируемого (1978).

Одна американская исследовательская группа показала с помощью специально разработанной игровой ситуации, что партнеры по игре относились к депрессивным больным особенно щадяще и предоставляли им преимущества в процессе игры, если они оказывались в невыгодном положении (Хокансон, 1980). Легко можно себе представить, что эта щадящая позиция, скорее всего, приводит к тому, что в дальнейшем депрессивного больного избегают и как собеседника, и как партнера в жизни. Способ взаимодействия с окружающими у депрессивного человека создает изоляцию со стороны окружающих, что в еще большей степени усугубляет его положение и принуждает уходить в себя.

::

Конечно, особенности естественных взаимодействий в жизни отличаются от искусственных ситуаций в эксперименте. Но, главное их отличие заключается в длительности контактов. Особенно это отличие заметно во внутрисемейных взаимоотношениях. Если при кратковременных контактах с депрессивным человеком у его партнера появляется отношение, выраженное в щадящих проявлениях и тенденциях уклониться от повторных контактов, то в семье характер реакции меняется: наряду со щадящим отношением у членов семьи появляются попытки самооправдания и даже обвинения депрессивного члена семьи. Это можно отнести на счет защитной реакции вследствие чувства беспомощности, которое испытывают члены семьи в попытках вытащить своего родственника, ушедшего в депрессию.

Родственники, в связи с общением с депрессивным членом семьи, могут испытывать такие чувства, как сострадание, сочувствие, беспомощность, страх, ярость, вина, стыд. Многие чувства часто могут появляться внезапно, а потом могут вытесняться, возникать одновременно или попеременно.
Порывистый характер эмоциональной реакции здорового человека демонстрирует способность, именно которой и не хватает в состоянии депрессии.

У обычного человека реакцией на появившуюся угрозу, при всей неуверенности, является страх и ярость, печаль и надежда, которые и помогают справиться с угрозой. Это то, чего недостает человеку, находящемуся в депрессии, - и то что он видит в людях его окружающих, может вызывать обиду, восприниматься как непонимание. Конечно, здесь есть и непонимание, потому что, особенно, если говорить о тяжелой депрессии, невозможно понять то, что никогда не переживал сам. Но, конечно, здесь может присутствовать и зависть к эмоциональности других, когда сам не можешь (а, может, уже и не хочешь) принимать участие в празднике жизни других.

::

Масштаб таких сложных сплетений чувств во взаимоотношениях человека, переживающего депрессию, и его близких описала в своем дневнике писательница Каролин Мур (1978). Этот дневник она вела тогда, когда это позволяла ей депрессия, которая продолжалась три года. В заключение она пишет:

«Я ужаснулась, поняв, каким запутанным был этот наблюдаемый со стороны отрезок пути, который мне пришлось пройти. Я увидела не только собственную беспомощность, но и беспомощность окружающих меня и любящих меня близких. Беспомощная, как зверь, угодивший в капкан, уставившаяся неподвижным взглядом в стену, не видя в ней желанного окна, парализованная своим упадничеством или бесцельно слоняющаяся из угла в угол, никому не доверяющая - такой я была.»

Надо отметить, что мой опыт показал (вслед за исследованиями Даниеля Хелла и Петера Фрика), что переживание печали партнером депрессивного человека, так сказать, заражение депрессией, что может показаться странным, дает благоприятный прогноз в излечении от депрессии. Возможно, это является результатом разделение тяжелой ноши, которую приходится нести человеку в состоянии депрессии одному. Участие и сопричастие, в противовес бесполезным подбадриваниям и тщетным попыткам вытащить, - превращает черную меланхолию в печаль, которую теперь возможно прочувствовать, осмыслить и пережить. И это могут сделать только двое, и неспособен сделать один. Лечебный эффект при психотерапии депрессии возникает именно в результате такого разделения ноши (см. Лечение депрессии).

И это не является просто результатом способности к адекватной коммуникации, и тем более вовсе не просто возможностью объясниться или, тем более, договориться.

 

читайте далее Немой крик >>>
 
 
читайте также:
 
Депрессия: причины возникновения с точки зрения психоанализа
 
Лечение депрессии с помощью психоанализа
 
Краткое описание случая лечения депрессии у Лисы с помощью психоанализа
 
Как проводится психоанализ и как это помогает
 
Кто такой психоаналитик? Осторожно: "дикие" психоаналитики!