::a:: Психоаналитик.Ру: Онтология Эдипова комплекса

:: Психологические защиты — необходимые механизмы психики, помогающие нам справляться с тяжелыми переживаниями. Насколько защиты носят патологический характер, зависит от того, насколько психика способна справляться с переживаниями.



  :: Глоссарий
 
: Абсанс
: Альтруистическая капитуляция
: Амбивалентность
: Анаклитический
: Антипсихиатрия
: Архетип
: Аутизм
: Базальная тревога
: Бисексуальность
: Внутрипсихический (интрапсихический) конфликт
: Воспитание
: Вытеснение
: Генетические и врожденные болезни
: Госпитализм
: Детская депрессия
: Дикий психоанализ
: Ид (Оно, Id)
: Идеаторный
: Идентификация
: Идентификация с агрессором (стокгольмский синдром)
: Идентичность
: Изоляция аффекта
: Инкапсуляция аффекта
: Инстинкт смерти
: Интерпретации
: Интроверсия
: Инфантильная генитальность
: Инфантильная сексуальность
: Истерия конверсионная
: Истерия страха (фобия)
: Кастрационный комплекс
: Кастрационный комплекс у девочек
: Кастрационный комплекс у женщин
: Кастрационный комплекс у мальчиков
: Кастрация символическая
: Катексис
: Комплекс
: Компромиссное образование
: Константность объекта
: Латентный период
: Либидо
: Мазохизм
: Монада
: Морфин (морфий)
: Нарциссизм первичный
: Нарциссическая депрессия
: Нарциссическое и объектное либидо
: Нарциссическое нарушение личности
: Невроз навязчивости (обсессивно-компульсивный невроз)
: Невроз переноса
: Невроза причина
: Невротический конфликт
: Невротические страхи
: Обесценивание
: Обольщение агрессора
: Обрезание
: Обсессивный характер
: Опий
: Оральная стадия
: Отрицание
: Отыгрывания в психоанализе
: Пансексуализм в психоанализе
: Первичная сцена
: Перенос (трансфер)
: Пирамида (иерархия) Маслоу
: Прафантазии
: Превращение в противоположное (энантиодромия)
: Превращение пассивности в активность и наоборот
: Прегенитальный
: Примат фаллоса
: Принцип удовольствия
: Проекция
: Психологическая защита
: Психотерапия
: Расщепление
: Реактивное образование
: Регрессия злокачественная
: Регрессия либидо
: Регрессия поведенческая
: Регрессия повседневная
: Регрессия психотерапевтическая
: Свободные ассоциации
: Сеттинг
: Смещение аффекта
: Случай меленького Ганса
: Соматизация аффекта
: Сомнамбулизм
: Сопротивление психоанализу
: Стадии психосексуального развития
: Страх наказания
: Стыд
: Сублимация
: Супер-Эго (Super-Ego, Сверх-Я)
: Супер-Эго архаичное
: Супер-Эго жесткое
: Супер-Эго зрелое
: Супер-Эго нормальное
: Супер-Эго раннее
: Супер-Эго садистичное
: Супер-Эго строгое
: Супер-Эго у девочек
: Супер-Эго у мальчиков
: Тестикулярная тревога
: Травмы развития (детские травмы)
: Тревога
: Триангуляция
: Фаллическая стадия
: Фантазия
: Фиксация анальная
: Фиксация либидо
: Фиксация оральная
: Фиксация травматическая
: Фиксация фаллическая
: Фрейдо-марксизм
: Фрустрация
: Чувство вины
: Эго (Ego, Я)
: Эго-идеал
: Эдипов комплекс
: Эдипов комплекс классический
: Эдипов комплекс негативный
: Эдипов комплекс ранний
: Эдипов комплекс сильный
: Эдипов комплекс у девочек
: Эдипов комплекс у мальчиков
: Эксгибиционизм
: Эндорфины (гормоны счастья)
: Эффект Зейгарник

 

 
 
Каталог сайта:
статьи по детской психологии
 
 
Ссылки
 
 
::   
 

Внутрипсихический (интрапсихический) конфликт
на примере Эдипова комплекса

Часть 3. Психологическая защита

                                             

Наиболее полное описание структуры внутрипсихического конфликта дал, пожалуй, только Чарльз Бреннер в своей статье Роль психического конфликта в душевной жизни. Из предыдущих статей мы узнали, что внутрипсихический конфликт возникает из желания, которое наталкивается на непреодолимое препятствие – фрустрацию. В результате возникает злость и/или стыд, которые в свою очередь могут порождать депрессивное переживание, тревогу и чувство вины.

Как же человеку справляться со всей этой гаммой негативных чувств? Не все взрослые люди могут переживать такие чувства, а уж ребенку, с его незрелой психикой, это практически невозможно.
Поэтому в качестве третьего компонента внутрипсихического конфликта формируется психологическая защита:

«Все, что уменьшает или устраняет неудовольствие, является защитой, а сюда входит все, на что способна психика.»

Российские психологи обычно используют термин психологическая защита, что не совсем точно отражает суть этого процесса. В зарубежной традиции принят термин психическая защита или защитный механизм. О тонкостях этой проблемы читайте подробнее Психическое и психологическое: в чем разница?.

Многие психологические защиты были открыты Зигмундом Фрейдом, дальнейшую разработку концепций защитных механизмов провела Анна Фрейд, которая считается родоначальником Эго-психологии – направления психоанализа, поставившим в центр внимания не инстинкты (как Фрейд), а психологические защиты Эго (защитные маневры всегда производит именно Эго). С тех пор среди психоаналитиков была сформирована тенденция выделять все новые и новые защиты. Пожалуй, уже никто не знает, сколько же всего психологических защит описано разными авторами.

Простые защитные механизмы

К сожалению, в психоанализе сегодня принята описательная модель защит. Такой подход, строго говоря, является не психоаналитическим, а психиатрическим. Психиатрия – описательная наука, а психоанализ – объяснительная.

Из описательного стиля защит не видно их сути. Но если провести их тщательный психодинамический анализ, мы обнаружим, что все они состоят из ограниченного набора простых защитных механизмов.

При этом, нужно подчеркнуть, что некоторые простые защиты манипулируют аффектом (переживанием), а другие – репрезентацией (воспоминанием, фантазией, намерением, которые имеют образный и/или мысленный характер).

Вытеснение репрезентации

Вытеснение – это первая защита, обнаруженная Фрейдом: появление истерии почти всегда можно свести к психическому конфликту, когда невыносимое представление пробуждает защиту Эго и взывает к вытеснению (“Об этиологии истерии”, 1896). В дальнейшем Фрейд пришел к выводу, что вытеснение является прародителем всех других видов защитных процессов.

Вытеснение – простой защитный механизм, присутствующий в большинстве комплексных психологических защитах (о них пойдет речь ниже). Суть вытеснения – забыть все то, что тебя тревожит, и больше это не вспоминать.

Возьмем в качестве примера хрестоматийный случай маленького Ганса, описанный Фрейдом:

«Этот отец стоял у него поперек дороги к маме. В присутствии отца он не мог спать у матери, а когда мать хотела брать Ганса в постель, отец подымал крик. Гансу пришлось испытать, как это хорошо, когда отец находится в отсутствии, и желание устранить отца было у него вполне оправдываемым.»

Ганс испытывает желание спать с родителями, но отец подымает крик. Ганс злится на отца, и хочет его устранить, но у ребенка формируется раздирающий его душу конфликт, ведь одновременно он любит отца. А еще он боится возмездия за свою злость. Как справиться пятилетнему мальчику с такой гаммой противонаправленных чувств? Лучше вообще ничего не чувствовать и все забыть! Такой психический процесс Фрейд назвал вытеснением.

Ганс вытеснял воспоминания, связанные с неприятными переживаниями в связи с гневом отца, и продолжал быть веселым и добродушным мальчиком. Но однажды Ганс почувствовал, что он боится, что его укусит лошадь. У него развился невроз.

Подавление аффекта

Фрейд открыл феномен вытеснения в процессе лечения неврозов. Сначала он думал, что в результате вытеснения из сознания удаляются и сам аффект (переживание), и связанная с ним репрезентация (воспоминание). Но Фрейд сталкивался с тем, что пациенты не могут ничего вспомнить, но у них присутствуют странные аффекты, из-за которых они к нему и обратились (например, в случае Ганса, страх, что его укусит лошадь).

«…участь аффекта психического коррелята влечения гораздо важнее, чем участь его репрезентации, и что именно этот момент является решающим в оценке процесса вытеснения. Если вытеснению не удается предупредить появление неприятного ощущения или страха, то мы можем сказать, что оно потерпело неудачу, даже если бы оно достигло своей цели в части, касающейся репрезентации.»
(Фрейд. “Вытеснение”)

Итак, на примере Ганса мы видим, что вытеснение было неудачным, аффект не был вытеснен и превратился в фобию. Вытеснить можно только репрезентацию, а аффект можно только подавить, как правило, только на время, потому что оторванный от репрезентации аффект становится теперь "вольным как птица" (Фрейд. “Торможение, симптом, тревога”).

Отщепление аффекта от репрезентации

Отщепление – это еще один простой защитный механизм. Не следует путать отщепление с расщеплением.

Расщепление

В современный психоанализ кляйнианцами было введено понятие психологической защиты расщепление. Вот как описывает этот процесс Нэнси Мак-Вильямс:

«…защитный механизм, известный как расщепление, посредством которого личность разделяет свой опыт на категории все хорошо и все плохо, где нет места неопределенности и амбивалентности, считается примитивным. Предполагается, что он проистекает из времени, предшествующего периоду, когда ребенок открывает для себя константность объектов. Когда ребенок удовлетворен, присутствие матери связано для него с глобальным ощущением хорошей матери, а когда он фрустрирован – та же мать ощущается им как абсолютно плохая мать. Мы полагаем, что пока младенец не достиг этапа развития, когда он будет в состоянии признать, что перед ним в обеих ситуациях – один и тот же человек, в присутствии которого ему иногда хорошо, а иногда плохо, пока он не достиг этого этапа, каждое его переживание тотально, дискретно, определенно.»

К написанному Мак-Вильямс добавляет, что расщепление является характерной чертой, так называемых, психотических и пограничных личностей – людей с серьезными нарушениями психики. Но является ли расщепление защитой?

Психологическая защита – это процесс, когда психика реагирует таким образом, чтобы сократить или уменьшить неудовольствие (Чарльз Бреннер).

Но в случае расщепления индивид все видит в черно-белых тонах, то ему человек кажется очень хорошим, то тот же человек очень плохим. Есть ли здесь уменьшение неудовольствия? Он получает не уменьшение неудовольствия, а попеременные высокие амплитуды удовольствия и неудовольствия, что его еще в большей степени изматывает и дезорганизует. У таких людей, как говориться, от любви до ненависти – один шаг, и от таких перепадов им жизнь кажется просто невыносимой.

Поэтому расщепление следует считать не защитой, а особенностью недоразвитой психики, которая еще не способна интегрировать амбивалентность (Мак-Вильямс, собственно говоря, про это и пишет). Для того чтобы такая интеграция произошла в процессе развития, младенцу нужна мать, которая будет помогать переживать эти острые всплески эмоций, и негативные, и позитивные тоже. Бион назвал этот процесс контейнированием, Винникотт – холдингом. Если у младенца не было такой матери, его психика развивалась неравномерно. Психотическая или пограничная личность – это, по сути, совсем маленький ребенок, который смог научиться ходить, говорить, читать, писать и даже, может быть, смог сделать карьеру.

Кляйнианцы считают, что расщепление является защитой от переживания амбивалентности (осознания одновременно хороших и плохих чувств в адрес одного и того же человека). Такой вывод обычно делают после того, как психоаналитик пытается конфронтировать пациента с тем, что тот видит его или только хорошим, или только плохим. В итоге психоаналитик получает гнев со стороны пациента, из чего делается вывод, что пациент не выдерживает амбивалентности. Но большой вопрос, что же не выдерживает пациент, амбивалентности или самой конфронтации?

Отщепление аффекта

Правильнее было бы использовать термин расщепление аффекта и репрезентации, но термин расщепление уже занят, поэтому мы говорим: отщепление аффекта от репрезентации.

По сути, при отщеплении и подавлении аффекта происходит его изоляция от репрезентации. Но термин изоляция тоже уже занят (об этом читайте далее).

Репрезентацию вытеснить не так сложно, ведь репрезентация сама по себе не имеет энергии, это просто воспоминание, просто набор образов, которые без аффекта лишаются всякого смысла, потому что произошло отнятие связанной энергии (Фрейд. “Вытеснение”). Только в чувствах есть жизнь – в нем энергия, и поэтому подавить его непросто.

Фрейд пишет, что если вытеснению не удается предупредить появление неприятного ощущения или страха, то мы можем сказать, что оно потерпело неудачу. Возникает закономерный вопрос: а если вытеснение было удачным, происходит ли отщепление аффекта от репрезентации? Фрейд считал, что не происходит. Но мы этого не можем знать наверняка, если вытеснение было удачным. По нашему сознанию постоянно гуляет множество волн, трудно сказать, нет ли среди них отщепленных аффектов. Но когда случается цунами, и если человек обращается к психоаналитику, то тогда можно попытаться проследить, в связи с каким душевным землетрясением оно возникло.

«Разумеется, неудавшееся вытеснение будет иметь больше права на наш интерес, чем удавшееся, которое большей частью окажется недоступным нашему исследованию.»
(Фрейд. “Вытеснение”)

Смещение аффекта

Смещение аффекта – тоже простой защитный механизм. В чистом виде он встречается очень часто, и его проще показать, чем описать (см. картинку).

Такое простое, не сильно отсроченное во времени смещение, называют также отыгрыванием аффекта. Подобное случается с каждым, и это несложно обнаружить самому, если обладаешь даже небольшой способностью к самонаблюдению (см. также Отыгрывания в процессе психоанализа).

Читайте подробнее Смещение.

Verschiebungsersatz

Психологическая защита смещение не всегда бывает так очевидна, как показано на карикатуре Херлуфа Бидструпа. Для полностью бессознательного психического механизма cмещения Фрейд использует термин Verschiebungsersatz, который в его работах переводят на русский обычно как замещение посредством сдвига (например, в статье “Вытеснение”). Буквально Verschiebungsersatz переводится с немецкого как замена сдвигом (это сложное слово, состоящее из двух слов). Мы будем продолжать использовать краткий термин смещение вместо тяжеловесного замена сдвигом, т.к. суть та же.

::

Описанные простые защитные механизмы весьма распространены в качестве составных частей комплексных защит. Существуют и другие простые защиты, и мы будем их вводить по мере необходимости.

Подавленный аффект и его судьба

Судьба подавленного аффекта может быть различна. Становясь свободным как птица, он может свободно смещаться. Этот процесс абсолютно бессознателен, и требуется немало усилий в процессе психоанализа, чтобы проследить его истоки.

Формирование невротического симптома (фобия)

Вернемся к маленькому Гансу. Он продолжал спать с мамой, когда отец был в отъезде, и пытался пробраться в родительскую постель, когда там был отец, но отец подымал крик, Ганс злился, но подчинялся и уходил спать к себе. Ганс продолжал вытеснять все мысли, которые были с этим связаны, и подавлять злость и страх, и поэтому оставался веселым и беспечным мальчиком.

Как-то Ганс видел, как его приятель, играя с ним в лошадки, споткнулся о камень, и у него потекла кровь. Также Ганс увидел однажды, как на улице упала лошадь, она лежала и дергала ногами, и маленький Ганс подумал, что она умирает.

«Влечение, подлежащее вытеснению, представляет собой враждебный импульс против отца. Анализ дает нам доказательства этому, выявляя происхождение идеи о кусающейся лошади. Ганс видел, как упала лошадь, и как упал и поранил себя приятель, с которым он играл в лошадки. Мы вправе предположить у Ганса желание, чтобы отец упал и разбился, как лошадь и как приятель. Связь с отъездом из дома, который Ганс видел, позволяет предположить, что желание устранить отца нашло себе и менее робкое выражение. Но такое желание равноценно намерению лично устранить отца, желанию убить, содержащемуся в Эдиповом комплексе.»
(Фрейд. “Торможение, симптом, тревога”)

Отец часто играл с Гансом в лошадки, поэтому лошадь оказалась удачным новым объектом, замещающим отца – можно сказать, лошадь стала козлом отпущения. Ганс подавлял свою злость на отца, но со временем эта накопленная злость вышла из-под контроля и бессознательно сместилась на лошадь, и, соответственно, теперь он боялся, что лошадь его укусит.

«В иных случаях это подавление аффекта не удается вполне, известная доля мучительных ощущений связывается с самими симптомами…»
(Фрейд. “Вытеснение”)

Невроз оказался "спасительным" для Ганса, он по-прежнему любил своего отца и не боялся его (только теперь он боялся, что его укусит лошадь).

«Исчезнувший аффект возвращается, превращаясь в социальный страх, …часто перемещаясь на самое незначительное, индифферентное.»
(там же)

Так Ганс бессознательно "спас" свои добрые отношения с отцом и избежал осознания амбивалентности – внутрипсихического конфликта, когда любовь и ненависть сосуществуют бок об бок. Это и является первичной выгодой от болезни (см. вторичную выгоду от болезни).

Процесс формирования невроза был назван Орвалом Моурером невротическим парадоксом, когда подавление одной тревоги вызывают новую.

Проекция

Фрейд определяет проекцию следующим образом:

«Внутренняя перцепция [восприятие] подавляется, а взамен, ее содержание, пройдя некоторое искажение, входит в сознание в форме внешней перцепции.»

Это психодинамическое описание Фрейда в точности совпадает с психическими процессами, произошедшими у маленького Ганса: чувство злости было подавлено и, пройдя некоторые искажения, вошло в сознание в форме внешней перцепции.

Надо заметить, что такое восприятие при проекции ложное – этот процесс сродни галлюцинации (ведь лошадь не пыталась укусить Ганса). В связи с этим, Фрейд уточняет:

«Было бы неправильно сказать, что перцепция, внутренне вытесненная, проецируется вовне; правда заключается скорее, как мы теперь видим, в том, что внутренне уничтоженное возвращается снаружи.»
(“там же”)

Это точно отражает ситуацию, в которой оказался Ганс: он больше не чувствует злости на отца, и не боится с его стороны возмездия – теперь он только боится, что его укусит лошадь.

Из этого можно сделать вывод, что проекция – избыточный термин психоанализа. Но традиционно формирование невротического фобического симптома относят к неврозам, а проекцию – к случаям паранойи, а также к психопатологии обыденной жизни (т.е. к нормальным явлениям) – вот такая психоаналитическая казуистика. Читайте подробнее Проекция.

Соматизация

Другой сценарий судьбы подавленного аффекта – это его дальнейшее погружение в глубины бессознательного и смещение на орган тела. Например, у маленького Ганса, вместо фобии, могла бы развиться астма, которая проявлялась бы при выходе на улицу, где можно встретить лошадей. Ганс в этом случае не ощущал бы страх перед лошадьми, но испытывал бы удушье при выходе на улицу. Соматизация позволяет не только не чувствовать внутрипсихический конфликт, но вообще не чувствовать негативных чувств. Но за такое смещение негативных переживаний на собственные органы приходится расплачиваться здоровьем, и переживать страдания, связанные с болезнью.

Извращение

Представим, что после того, как отец выдворял из спальни маленького Ганса, он приходил в свою комнату и начинал дубасить своего плюшевого мишку. Вполне адаптивное смещение с отыгрыванием, которое позволило бы ему предотвратить формирование фобии или астмы (если бы еще потом он мог жаловаться маме на папу, и она бы его жалела). Но представим, что однажды Гансу в этом приступе праведной злости удалось прихлопнуть муху. Он ударил по ней ладонью, но она не умерла сразу, а еще дрыгала лапками, совсем как та лошадь, которая упала на улице и дергала ногами. Ганс от этого испытал облегчение и даже удовольствие. Теперь он стал ловить мух и придавливать их, наслаждаясь их предсмертными конвульсиями, в которых они дрыгали лапками. Когда Ганс подрос, его стали учить верховой езде, и он почувствовал, как это приятно бить лошадей кнутом. Когда Ганс стал старше, он стал все чаще появляться на конюшне, и ему доставляло удовольствие, когда он видел, как шарахаются лошади при его появлении. Ганс научился получать удовольствие от боли и страха лошадей – так он справлялся со своей болью, доставляя боль другим.

Фрейд считал извращение неврозом наоборот, когда из боли рождается не страдание, а удовольствие.

Обращение против себя

Представим, что когда Ганс вырос, он пришел к психоаналитику – причиной обращения послужила депрессия. Он стал рассказывать, каким он был ужасным ребенком в детстве, каким он был требовательным и как докучал своим родителям. То есть, всю агрессию, предназначенную отцу (а может, и матери) Ганс обернул против себя.

«…чем больше человек овладевает своей агрессией, тем больше возрастает склонность его Супер-Эго к агрессии против его Эго. Это – как бы смещение, поворот против собственного Эго
(Фрейд. “Я и Оно”)

Обычно такая аутоагрессия приводит к депрессии, читайте про это Агрессия и аутоагрессия и Депрессия: причины возникновения.

Комплексные психологические защиты

Идентификация с агрессором

Способность к идентификации является врожденной у высокоразвитых животных. В мозге существуют специальные нейроны, которые отвечают за идентификацию, названные зеркальными. Это способ становиться таким же, как тот, кто для тебя важен. Для высших приматов, включая людей, идентификация – это один из самых важных психологических механизмов, обеспечивающих адаптацию в социуме. Идентификация является не защитой, а врожденной потребностью в формировании чувства принадлежности. Этот процесс может быть частично осознаваемым, но в большей степени он протекает бессознательно. См. подробнее Идентификация.

Идентификация подготавливает другой важный простой психический процесс: превращение пассивности в активность. Благодаря этому человек становится таким же, как тот, кто для него важен, а именно, он делает то же, что делает тот, кто для него важен.

Идентификация – простой процесс. Идентификация с агрессором – комплексная психологическая защита.

Арсен Савадов. Іграшки

Представим, что после того, как отец выдворял из спальни маленького Ганса, он приходил в свою комнату и запрещал своему плюшевому мишке спать с собой. Ганс был послушным мальчиком, и отец был для него авторитетом, поэтому Ганс обращался со своей злостью на отца так, чтобы не омрачать его образ своей злостью. Для этого он поступал со своим плюшевым мишкой также, как поступал с ним отец. Можно сказать, что маленький Ганс идентифицировался с отцом. Изгоняя плюшевого мишку из своей постели, он избавлял себя от тягостного чувства стыда, испытанного им в процессе этого эдипального поражения, превращаясь из пассивно претерпевающего унижение в активно унижающего – превращение пассивности в активность. Изгоняя мишку, он проявлял в его адрес агрессию, что является смещением – это помогало Гансу успокоить свой праведный гнев.

Так Ганс избегал и интрапсихического (внутреннего) конфликта, связанного с отцом, и интерпсихических (реальных) конфликтов с ним.

Мы используем термин идентификация с агрессором, а не просто идентификация потому, что Ганс хотел спать с родителями, а вместо этого ему пришлось идентифицироваться с отцом, который выражал в его адрес агрессию, чтобы справиться со своей собственной агрессией в его адрес. Идентификация – это потребность, вызывающая удовольствие при ее реализации. А идентификация с агрессором – вынужденный комплекс психических процессов, для того чтобы справиться с неудовольствием, поэтому он считается защитой.

Воспитание ребенка очень непростой процесс, в котором невозможно обойтись без агрессии: осуждение, порицание и запреты – это неизбежные его составляющие. Что делать ребенку, чтобы сохранить любовь родителей? Приходится подчиняться. Подчиняясь родителям, которых ребенок любит и идеализирует, он формирует комплекс норм и правил, который аккумулирует в себе весь тот негатив, который получает ребенок от своих родителей в связи с воспитанием. Этот, в большей степени, бессознательный комплекс, благодаря аккумулированной негативной энергии, приобретает огромную власть над Эго. Поэтому Фрейд назвал этот комплекс Супер-Эго. И как можно видеть, Супер-Эго формируется в результате идентификации с агрессором. Именно аккумулированная негативная энергия, полученная в процессе воспитания, формирует аффективную составляющую, называемую муками совести. Это неизбежное зло, необходимое для того чтобы воспитать социально адаптированного члена общества, а также для того, чтобы индивид смог противостоять многим искушениям, которые были бы для него опасны или смертельны, а также и для того, чтобы он смог развиваться в ущерб сиюминутным удовольствиям и формировать необходимые условия для получения более сложного и глубокого удовольствия от жизни. Однако чрезмерно жесткое Супер-Эго влечет за собой невозможность наслаждаться жизнью, формирует невроз и депрессию (см. Депрессия: причины возникновения с точки зрения психоанализа).

Если человек принципиален и бескомпромиссен – говорят, что у него жесткое Супер-Эго. Поведение Ганса в нашем воображаемом случае, где он запрещает спать с собой плюшевому мишке, свидетельствует именно о том, что у Ганса уже начало формироваться жесткое Супер-Эго. Когда Ганс вырос бы и стал отцом, он был бы строг и бескомпромиссен со своим ребенком (как и его отец). Он был послушным сыном и стал бы требовать того же от своего ребенка – в этом суть идентификации с агрессором. Этой теме будет посвящена следующая статья.

Читайте подробнее Идентификация с агрессором. Читайте также Превращение пассивности в активность.

Изоляция аффекта

Во всех приведенных выше примерах защит происходило вытеснение репрезентации (кроме обращения против себя). Но возможно и такое, что вытеснения не происходит и репрезентация остается осознанной. Но как было подчеркнуто выше, репрезентация сама по себе не имеет энергии, это просто воспоминание, просто набор образов, которые без аффекта лишаются всякого смысла, потому что произошло отнятие связанной энергии.

Если бы маленький Ганс был склонен к подавлению аффекта без вытеснения репрезентации (изоляции), он мог бы с полным равнодушием рассказать своей бабушке, что он хотел поспать с родителями, но отец его выгнал – так, будто это случилось не с ним, а с другим мальчиком, который ему совершенно безразличен. Если бы Ганс еще добавил, что отец сделал правильно, что выгнал его, потому что он бы мешал спать родителям – это было бы рационализацией, частной формой изоляции аффекта. В рационализации мы видим след аффекта, которым была "заряжена" репрезентация. С остатками этого аффективного "заряда" пытается справиться Супер-Эго, навязывая маленькому мальчику разумность и альтруистичность – такую комплексую психологическую защиту называют альтруистической капитуляцией.

Соответственно, подавленный аффект в этом случае также, как было описано выше, может в дальнейшем сформировать невроз, соматизироваться или быть обращен против себя, вызвав депрессию. Но люди, склонные к изоляции аффекта, обычно не бывают склонными к смещению в виде явного отыгрывания или явного садизма, т.к. у таких людей обычно сформировано жесткое Супер-Эго, которое им это "запрещает". Но они могут быть до садистичности требовательными к себе и к своим домочадцам. См. подробнее Изоляция аффекта.

Реактивное образование

Реактивное образование очень сложная комплексная защита, которую многие психоаналитики чрезмерно упрощают, преподнося ее просто как превращение в противоположное. Так Нэнси Мак-Вильямс пишет:

«Очевидно, что человеческий организм способен повернуть нечто совершенно в противоположную сторону для того, чтобы свести угрозу к минимуму. Традиционное определение реактивного формирования подразумевает преобразование негативного аффекта в позитивный или наоборот. Например, трансформация ненависти в любовь, привязанности в презрение, враждебности в дружелюбие содержит в себе много общих трансакций.»

Конечно, никакой трансформации ненависти в любовь быть не может – чудес не бывает. Как это не было бы грустно, превращение содержания в противоположное имеет место только в одном случае – превращение любви в ненависть (Фрейд. “Влечения и их судьба”). Да и в этом случае все оказывается гораздо сложнее, чем считал Фрейд, см. об этом подробнее Превращение в противоположное: от любви до ненависти один шаг.

«Возможно, самый ранний возраст, когда у ребенка можно наблюдать этот процесс [формирование реактивного образования] – 3-4 года. Если в семье появляется новорожденный и происходит оттеснение старшего ребенка, ему нужно иметь достаточную силу Эго, чтобы сдержать чувства ревности и гнева и обратить их в сознательное чувство любви к новорожденному.»
(Мак-Вильямс. “Психоаналитическая диагностика”)

Многие дети просят мать родить братика или сестренку, потому что они хотят получить себе постоянного партнера по играм, а получают маленькое существо, которое не умеет играть, все время, или спит, или кричит, и, главное, забирает все внимание мамы. Не все матери способны любить младенцев (см. Депривация), поэтому ждать от маленького ребенка любви к младенцу, который отнял у него любовь матери, не приходится.

Оставим нашего маленького Ганса и рассмотрим подробно пример про девочку, у которой родился братик. Конечно, она очень разочарована рождением братика. Она потеряла любовь матери, и теперь она хочет вернуть эту любовь. Девочка видит, что мать любит младенца, значит и она должна демонстрировать свою любовь к нему, и она пытается идентифицироваться с матерью (это вынужденная защитная идентификация – идентификация с агрессором). Для этого включаются уже хорошо нам известные защитные механизмы: вытеснение репрезентации и подавление аффекта. Агрессивные мысли в адрес братика вытесняются, и теперь девочка с чистой совестью говорит, что очень его любит. А подавленный аффект становится свободным, и может прорываться в виде агрессивных действий против младенца, сделанных невзначай:

«Сестра дошкольного возраста, которую оттеснил младший брат, может проявлять особую привязанность и заботу, "любить ребенка до смерти": обнимать слишком сильно, петь ему слишком громко, баюкать его слишком агрессивно и так далее. Многие взрослые помнят истории, когда старшие щипали своих младших братьев и сестер за щечки, пока те не начинали плакать, или предлагали им что-то очень вкусное, явно вредное и опасное для здоровья маленьких, или совершали другие подобные действия, оправдывая себя тем, что они это делают из любви.»
(Мак-Вильямс. “Психоаналитическая диагностика”)

Но, как нам уже известно, судьба свободного аффекта неисповедима – девочка может также бить своих кукол или других детей (смещение), начать болеть (соматизация), а также могут появиться невротические симптомы. Поэтому очень важно, чтобы после рождения второго ребенка было кому уделять повышенное внимание первому, это должен быть отец или любимая бабушка (няня здесь не поможет, ведь ребенок знает, что она не член семьи). Но, все равно, они не смогут заменить маму, которая ее бросила ради маленького пришельца – травматизация, увы, неизбежна, но не бессмысленна (об этом далее).

Функция реактивного образования заключается не в том, чтобы устранить амбивалентность, как считает Мак-Вильямс. Для того, чтобы существовала амбивалентность, необходимо два противоположных чувства. А реактивное образование в данном случае возникает именно потому, что есть только одно чувство, негативное, а демонстрировать надо позитивное. Но бывает, что реактивное образование, правда, борется с амбивалентностью, для этого позитивное отношение должно быть уже сформировано до формирования реактивного образования.

В благоприятном случае, по мере того как девочка и ее братик будут расти, у нее может сформироваться истинное чувство любви к нему. Поможет смирение с произошедшим и, главное, идентификация с братиком. В данном случае имеется в виду не потребность стать похожим на другого, а другой аспект идентификации – способность в другом находить те же чувства, что и у себя (см. Идентификация).

Но прежде всего мать должна быть искренне благодарна и рада помощи дочери в уходе за братиком, а не воспринимать это как должное, – в результате возникнет истинная (не защитная) идентификации с матерью (если, конечно, мать искренне любит младенца, а не имитирует любовь). Мать должна на своем примере научить любить, ведь дети не умеют это делать от рождения – тогда травматизация будет не бессмысленна.

При этом мать не должна вводить в семье неравноправные правила, не твердить постоянно старшей, что братик маленький, уступи ему, и не отсылать старшего ребенка к бабушке, оставаясь с младшим. Если мать будет забывать, что у нее два ребенка с равными правами, одинаково претендующих на ее любовь, – старший не только не избавится от фальшивой любви и бессознательной ненависти в адрес младшего, но и будет страдать от невроза или депрессии.

В благоприятном случае у девочки сформируется осознанная амбивалентность – она будет искренне любить братика, но и не бояться негативных чувств в его адрес, сможет отстаивать свои права и границы в отношениях с братиком, не подавляя беспомощно злость.

Возникает закономерный вопрос, всегда ли реактивное образование представляет собой "превращение" ненависти в любовь? Любовь является заведомо позитивным, социально одобряемым чувством, поэтому нет необходимости совершать с ней какие-то защитные маневры. Впрочем, в детском возрасте, а иногда и в более старшем, чувство влюбленности может быть совершенно неожиданным и вызывать, порой, парадоксальную реацию, например, когда мальчик дергает за косичку девочку, которая ему нравится. Но мы нередко видим, как любовь "превращается" в ненависть.

::

Следует особо подчеркнуть, что невроз, соматизация или депрессия не возникают от одного единственного случая умеренной травматизации, такой, например, которую испытал маленький Ганс, когда отец его выгнал из спальни. Психопатология развивается или в результате травмы запредельной силы (например, изнасилования), или в результате хронической травматизации (кумулятивной травмы). Травмы развития являются результатом совокупных обстоятельств развития ребенка, совместного влияния отца и матери и других значимых для ребенка людей на протяжении длительного промежутка времени. Но драма развития заключается в том, что если родители склонны травмировать ребенка или попустительствовать его травматизации – они продолжают это делать на протяжении всего его детства (и в его взрослой жизни), потому что, как правило, они не ведают, что творят.

Возвращаясь к случаю маленького Ганса, хотелось бы отметить, что ребенок травмировался от совокупного влияния матери и отца: мать брала Ганса спать с собой, когда мужа не было дома, а когда муж возвращался, то он выдворял сына из спальни. (Читайте также критический анализ этого случая, сделанный российским психоаналитиком Мариной Арутюнян "Маленький Ганс" как случай семейной терапии).

::

Этот список комплексных защит, конечно, не является полным, но мы на этом закончим психодинамический анализ защитных механизмов, т.к. размер статьи превысил все разумные пределы для публикации в интернете.

Всегда ли защиты являются защитами?

Чарльз Бреннер пишет:

« …я, однако, убежден, что этот термин и концепция защитных механизмов вводят в заблуждение.
Традиционное обсуждение защиты начинается с перечисления защитных механизмов: вытеснение, реактивное образование, регрессия, отрицание, проекция, идентификация, превращение в противоположное, превращение пассивности в активность и наоборот, изоляция, идентификация с агрессором и, возможно, альтруистическая капитуляция и обольщение агрессора. Этот список подразумевает и в целом означает, что каждая из перечисленных психических операций является типично, если не исключительно, защитной. Формулировка Вытеснение – защитный механизм означает: вытеснение = защита, вытеснение – психический механизм, используемый только для защиты. На самом деле, однако, это не так. Любые из перечисленных психических операций или механизмов иногда используются для защиты, а иногда – для чего-нибудь еще, например, способствуют добавочному удовлетворению инстинктивного импульса. Ни одна из этих операций не используется исключительно лишь для защиты. Все они не являются защитными механизмами в этом смысле.»

К сожалению, Бреннер не приводит пример, как вытеснение может способствовать добавочному удовлетворению инстинктивного импульса. Но мы можем смоделировать такую ситуацию. Представим, что мужчина испытал сильный сексуальный импульс к посторонней женщине, будучи женатым. Он может вытеснить мысли о своей неверности и подавить чувство вины для получения добавочного удовлетворения инстинктивного импульса. При этом вытеснение будет избавлять его от мук совести, т.е. защищать от неудовольствия.

Нэнси Мак-Вильямс придерживается того же мнения о неудачности термина защита, что и Чарльз Бреннер, но дает иную, более общую формулировку:

«Термин защита, используемый в психоаналитической теории, во многих отношениях неудачен. То, что мы у зрелых взрослых называем защитами, не что иное как глобальные, закономерные, здоровые, адаптивные способы переживания мира.»
(Мак-Вильямс. “Психоаналитическая диагностика”)

Без сомнения, защиты являются необходимым компонентом здоровой психики – без них мы бы сошли с ума от раздирающих душу конфликтов. Но защиты всегда остаются защитами, если защищают нас от неудовольствия.

 

 

читайте далее о четвертом компоненте внутрипсихического конфликта – Супер-Эго >>>
 
 
Эдипальное поражение и развитие
 
Чарльз Бреннер. Роль психического конфликта в душевной жизни. Часть 3. Защита и Супер-Эго
 
Вытеснение и его последствия на примере формирования фобии
 
Психическое и психологическое: в чем разница?
 
Три основные формы страха
 
Сопротивление психоанализу
 
Агрессия и аутоагрессия
 
Депрессия: причины возникновения с точки зрения психоанализа
 
Принцип удовольствия и избегания неудовольствия
 
Идентификация с агрессором
 
Превращение пассивности в активность и наоборот: о значении пениса для мальчика
 
Изоляция аффекта
 
Превращение в противоположное: от любви до ненависти один шаг
 
Травма рождения
 
Регрессия либидо, задержка и фиксация
 


 





примечания

Фрейд пишет, что отец стоял у него поперек дороги к маме, но, без сомнений, если бы отец проявлял благодушие, Ганс с еще большим удовольствием спал бы посередке между мамой и папой. Возможно, кляйнианский психоаналитик сказал бы по этому поводу, что Ганс нападает на связь родителей и препятствует их половому акту. А может быть дело только в детском эгоцентризме – поэтому ребенок хочет быть в центре? Очевидно, он чувствует себя отвергнутым, когда его выдворяют из родительской спальни, и не понимает почему.

назад
  

Конфронтация – психоаналитическая техника, которая заключается в том, чтобы показать пациенту то, что он не "видит". Конфронтация не имеет прямого отношения к конфликтам, но нередко, после конфронтации пациент может конфликтовать с психоаналитиком, потому что это, как правило, болезненный процесс.

назад
  

Фрейд использует термин Verschiebung в “Толковании сновидений” (переводится оно в этой работе на русский как смещение). С помощью этого термина Фрейд объясняет механизм работы цензуры сновидений, когда скрытое содержание сновидения маскируется явным содержанием.

«Анализ показывает нам, что представления претерпевают различного рода замещения и смещения, между тем как аффекты остаются в неизмененном виде.
Результатом смещения первого рода является то, что один элемент замещается другим, другого же рода – что словесное выражение элемента заменяется другим.»

Как можно видеть, смысл тот же. Замена термина Verschiebung на Verschiebungsersatz в работе “Вытеснение”, написанной Фрейдом 16 лет спустя, очевидно свидетельствует об особенностях великого и могучего немецкого языка, которого не понять во всех тонкостях иностранцу (см. также Анаклитический и катексис: парадоксы перевода).

назад