::a:: Психоаналитик.Ру: Онтология Эдипова комплекса

:: Эдипальное поражение — необходимое условие для развития ребенка. Если ребенок чувствует себя эдипальным победителем, он теряет стимул к развитию. А зачем ему тратить усилия, ведь победа уже достигнута?



  :: Глоссарий
 
: Абсанс
: Альтруистическая капитуляция
: Амбивалентность
: Анаклитический
: Антипсихиатрия
: Архетип
: Аутизм
: Базальная тревога
: Бисексуальность
: Внутрипсихический (интрапсихический) конфликт
: Воспитание
: Вытеснение (репрессия)
: Генетические и врожденные болезни
: Госпитализм
: Гуманистическая психотерапия
: Детская депрессия
: Дикий психоанализ
: Ид (Оно, Id)
: Идеаторный
: Идентификация
: Идентификация с агрессором (стокгольмский синдром)
: Идентичность
: Изоляция аффекта
: Инкапсуляция аффекта
: Инстинкт смерти
: Интерпретации
: Интроверсия
: Инфантильная генитальность
: Инфантильная сексуальность
: Истерия конверсионная
: Истерия страха (фобия)
: Кастрационный комплекс
: Кастрационный комплекс у девочек
: Кастрационный комплекс у женщин
: Кастрационный комплекс у мальчиков
: Кастрация символическая
: Катексис
: Комплекс
: Компромиссное образование
: Константность объекта
: Латентный период
: Либидо
: Мазохизм
: Монада
: Морфин (морфий)
: Нарциссическая депрессия
: Нарциссическое и объектное либидо
: Нарциссическое нарушение личности
: Невроз навязчивости (обсессивно-компульсивный невроз)
: Невроз переноса
: Невротический конфликт
: Невротические страхи
: Обесценивание
: Обольщение агрессора
: Обрезание
: Обсессивный характер
: Опий
: Оральная стадия
: Отрицание
: Пансексуализм в психоанализе
: Первичная сцена
: Перенос (трансфер)
: Пирамида (иерархия) Маслоу
: Позитивный и негативный эдипов комплекс
: Прафантазии
: Превращение в противоположное (энантиодромия)
: Превращение пассивности в активность и наоборот
: Прегенитальный
: Примат фаллоса
: Принцип удовольствия
: Проекция
: Психологическая защита
: Психотерапия
: Реактивное образование
: Регрессия злокачественная
: Регрессия либидо
: Регрессия поведенческая
: Регрессия повседневная
: Регрессия психотерапевтическая
: Свободные ассоциации
: Сеттинг
: Смещение аффекта
: Соматизация аффекта
: Сомнамбулизм
: Сопротивление психоанализу
: Стадии психосексуального развития
: Страх наказания
: Стыд
: Супер-Эго (Super-Ego, Сверх-Я)
: Сублимация
: Супер-Эго архаичное
: Супер-Эго жесткое
: Супер-Эго зрелое
: Супер-Эго раннее
: Супер-Эго садистичное
: Супер-Эго у девочек
: Супер-Эго у мальчиков
: Тестикулярная тревога
: Травмы развития (детские травмы)
: Тревога
: Фаллическая стадия
: Фантазия
: Фиксация анальная
: Фиксация либидо
: Фиксация оральная
: Фиксация травматическая
: Фиксация фаллическая
: Фрейдо-марксизм
: Фрустрация
: Чувство вины
: Эго (Ego, Я)
: Эдипов комплекс
: Эдипов комплекс классический
: Эдипов комплекс ранний
: Эдипов комплекс у девочек
: Эдипов комплекс у мальчиков
: Эксгибиционизм
: Эндорфины (гормоны счастья)

 

 
 
Каталог сайта:
статьи по детской психологии
 
 
Общество психоаналитической психотерапии
 
 
Институт практической психологии и психоанализа
 
 
Ссылки
 
 
::   
 

Внутрипсихический (интрапсихический) конфликт
на примере Эдипова комплекса

Часть 2. Эдипальное поражение и развитие

                                             

Наиболее полное описание структуры внутрипсихического конфликта с точки зрения классического психоанализа дал, пожалуй, только Чарльз Бреннер в своей статье Роль психического конфликта в душевной жизни. Однако многие концепции классического психоанализа уже устарели. В предыдущей статье мы рассмотрели первый элемент конфликта Эдипова комплекса с точки зрения современного психоанализа – нарциссическую потребность ребенка быть в центре внимания.

Тревога и депрессия

В “Лекциях по введению в психоанализ” Фрейд пишет, «что вся наша душевная деятельность направлена на то, чтобы получать удовольствие и избегать неудовольствия» (лекция 22, см. также Принцип удовольствия и избегание неудовольствия). И на пути получения удовольствия нас неизменно ожидают непреодолимые препятствия – (фрустрации). Отказ от удовольствия нам дается нелегко, и он порождает напряжение, формируя внутрипсихический конфликт. Таким образом, первым компонентом конфликта является желание, а вторым – неудовольствие, связное с невозможностью реализовать это желание.

«Вторым компонентом психического конфликта, действующим как спусковой механизм, является неудовольствие в форме тревоги или депрессивного аффекта, либо того и другого вместе.»

Тревога и депрессия отличаются между собой, прежде всего, идеаторным (мысленным) содержанием.

Мысли при тревоге связаны с надвигающимся, грозящим опасностью бедствием. В психоанализе также принято отличать тревогу от страха:

«Тревога имеет очевидное отношение к ожиданию. Ей присущ характер неопределенности и беспредметности. Когда тревога находит свой объект, то это слово заменяется в нашей речи словом страх
(Фрейд. “Торможение, симптом, тревога”)

Депрессивное переживание связано с уже произошедшим бедствием. Нужно подчеркнуть, что Чарльз Бреннер имеет в виду не клиническую депрессию, а депрессивный аффект – так в психоанализе принято называть горе или печаль, возникающие тогда, когда хорошо осознается причина тяжелого переживания (о критике такого подхода см. Беспричинная депрессия).

Эдипальные переживания с точки зрения классического психоанализа

Если мыслить психоаналитически ортодоксально, то в соответствии с фрейдовской концепцией инфантильной генитальной организации все развитие детей (включая девочек) происходит вокруг переживаний, связанных с пенисом (или с его отсутствием).

«На ступени инфантильной генитальной организации хотя и существует мужское, но женского еще нет; противоположность здесь означает: мужские гениталии или кастрированный. Только с окончанием развития во время половой зрелости сексуальная полярность совпадает с мужским и женским.»

Страх кастрации у мальчиков

В соответствии с классическим описанием Эдипова комплекса, мальчик отказывается от своих сексуальных притязаний на мать из-за страха кастрации, что приводит к гибели Эдипова комплекса (см. подробнее Эдипов комплекс у мальчиков).

Надо подчеркнуть, что Фрейд вел речь о страхе потерять анатомический орган пенис, а не о символической кастрации. Страх кастрации в узком смысле этого слова, очевидно, существует у мужчин, об этом свидетельствуют не только психоаналитические исследования, но и множество распространенных мужских шуток на эту тему (см. также тестикулярная тревога). Теме значения пениса для мальчика в эдипальном периоде посвящена статья Превращение пассивности в активность и наоборот.

В благоприятном варианте развития, по мнению Фрейда, в результате страха кастрации мальчик сублимирует свои сексуальные притязания в десексуализированные формы, которые определяют развитие его личности через достижения. Достижения формируют его успешность в жизни, что позволяет создать собственную семью, дав, наконец, возможность реализовать сдерживаемое столько времени сексуальное желание (по крайне мере, так считал Фрейд, и сам жил по этой схеме, см. Пансексуализм в психоанализе).

В неблагоприятном варианте, когда страх кастрации чрезмерный, его мысленная (идеаторная) составляющая вытесняется в бессознательное, а чувственная (аффективная) составляющая остается в виде тревоги (беспредметного страха). Излишняя тревога "цепляется" за любые ситуации, могущие вызывать страх неудачи, усиливая эти страхи, которые мешают развитию личности, блокируют достижения и лишают способности вступать в конкуренцию – развивается кастрационный комплекс и невроз.

Кастрационная депрессия у девочек

После рождения, и мальчики, и девочки привязаны к матери. Мальчик не меняет своей привязанности в эдипальный период. По мнению Фрейда, когда девочка обнаруживает отсутствие пениса не только у себя, но и у своей матери – это отвращает ее от "дефектной" матери, в результате чего у девочки возникает влечение к отцу (а, точнее, к его пенису). Получается, что если для мальчика страх кастрации знаменует собой конец Эдипова комплекса, то для девочки депрессивное переживание утраты пениса дает начало Эдипову комплексу (см. подробнее Эдипов комплекс у девочек). Страх кастрации для мальчика является мотивом выйти из эдиповой конкуренции, но девочке уже нечего терять, поэтому Фрейд считал, что «девочка попадает в эдипову ситуацию как в какую-то гавань» (“Введение в психоанализ. Лекция 33”). Из этого Фрейд делает вывод, что женщина никогда не расстается со своим кастрационным комплексом и бессознательно никогда не отказывается от желания заполучить себе пенис, о чем он пишет в своей книге, в которой подводит итог всей своей практики – “Психоанализ конечный и бесконечный”.

В благоприятном варианте развития, по мнению Фрейда, «девочка переходит символическим путем от пениса к ребенку, ее Эдипов комплекс выражается до сохраняющегося в течение долгого времени желания получить в подарок от отца ребенка, родить ему ребенка» (“Гибель Эдипова комплекса”). В конце концов, девочке также как и мальчику, приходится отказаться от эдипальных притязаний. По мнению Фрейда, с устранением страха кастрации отпадает и весьма веский мотив, и преодоление Эдипова комплекса девочкой является результатом воспитания, внешнего запугивания, угроз утраты родительской любви (там же). И девочке приходится отказаться от притязаний на отца и ждать пока она вырастет и сможет заполучить себе ребенка от мужа (суррогата отца).

В неблагоприятном случае кастрационный комплекс девочки формирует у нее комплекс неполноценности и, иногда, ненависть к мужчинам – счастливым обладателям пениса – порождая феминизм, женский гомосексуализм и клиническую депрессию. За любым неврозом женщины, по мнению Фрейда, стоит бессознательное желание заполучить себе пенис. По мнению Фрейда, счастье женщина может найти только в семье, посредством рождения детей – это мнение соответствует социальной реальности викторианской эпохи, в которой жил Фрейд.

::

Вывод: таким образом получается, что с точки зрения классического психоанализа, вторым компонентом Эдипова комплекса в своем нормальном проявлении является страх кастрации для мальчиков и депрессивное переживание кастрированности для девочек (о чем и пишет Чарльз Бреннер в своей статье, но почему-то избегает такой четкой формулировки).

Эдипальное поражение

Эдипальной победой следует считать такую ситуацию, когда ребенок фактически выиграл конкурентную борьбу за любимого родителя, когда заветное желание ребенка исполняется, и этому не может помешать родитель-соперник.

Фрейд считал сексуальное развитие пятилетнего ребенка «приближающимся к окончательному формированию сексуальности у взрослого» – именно исходя из этого постулата он строил свою концепцию Эдипова комплекса, как результата сексуального влечения ребенка (“Инфантильная генитальная организация”). Но Фрейд также подчеркивал, что ребенок, не смотря на свои сексуальные притязания, не только не знает, как использовать свой сексуальный аппарат, но и не способен вообще его использовать. Это является безусловной причиной, приводящей к эдипальному поражению ребенка, в результате которого ему придется долго ждать осуществления своих сексуальных желаний в далеком будущем. С точки зрения классического психоанализа, если мыслить с позиции детской сексуальности, ребенка неизменно ждет эдипальное поражение (и оно мало зависит от страха кастрации).

Наблюдения за детьми убеждают нас, что дети не только проявляют сексуальное любопытство, но и имеют сексуальные желания. Сны взрослых дают основание полагать, что дети имеют сексуальные желания, направленные на своих родителей. Но если мы не будем мыслить столь ортодоксально, и предположим, исходя из рассуждений, сделанных в предыдущей статье о том, что хотя ребенок может и иметь сексуальное желание в адрес своего родителя, главным для него является не сексуальное удовлетворение, которого он, все равно, не сможет достичь (и которое ему не будут доставлять), а удовлетворение нарциссической потребности во внимании, восхищении и любви со стороны обоих своих родители – то получится, что эдипальная победа становится вполне возможной.

В прежние времена, каких-то сто лет назад, отношение к детям было жутким – насилие над личностью ребенка и телесные наказания были нормой. Но за последние 100 лет психологи и политики очень много сделали для гуманизации воспитания детей, и, как это обычно бывает, маятник качнулся в противоположную сторону – сегодня психологи все чаще говорят уже о том, что ребенок стал царем в семье – т.е. эдипальным победителем.

Необходимость безусловной любви к ребенку, к которой призывали психологи последние 100 лет, подразумевает, исходя из смысла этой фразы – что ребенка нужно любить без всяких условий, что, на самом деле, лишает его основного стимула к развитию. Хотя безусловная любовь является необходимым условием развития психики в младенчестве, она представляет собой препятствие для развития ребенка в более старшем возрасте.

Основная идея Фрейда об эдипальном поражении заключается в том, что благодаря тому, что ребенок сталкивается с непреодолимым препятствием в реализации своих сексуальных желаний (фрустрацией), он сублимирует эти желания, что обеспечивает развитие его личности. Фрейд использует физический термин сублимация, который означает переход вещества из твердого состояния в газообразное, минуя жидкую форму – это прыжок через агрегатное состояние в результате экстремальной температуры для этого состояния вещества. Это можно рассматривать как метафору накала эдипальных страстей. Если лед кинуть на раскаленную сковородку, он, и правда, сразу начнет превращаться в пар, но от этого не изменится суть его природы – вода так и останется водой, что в замороженном, что в газообразном состоянии.

Конечно, сексуальное желание не может непосредственно превратиться в знания и умения, для этого одной фрустрации недостаточно. Ребенок развивается тогда, когда родители любят, когда он развивается, когда радуются его победам, восхищаются его достижениями. И в этом не может помочь слепая любовь, когда родители восхищаются всем, что бы ни делал их ребенок. Кроме безусловной любви, родителям нужна воспитательная тактика, в результате которой они смогут стимулировать развитие ребенка, восхищаясь его новыми достижениями, и теряя интерес к уже достигнутому (стимулировать зоны ближайшего развития по Выготскому).

Стимулы к развитию

Кроме страха кастрации в статье “Торможение, симптом, тревога” Фрейд описывает еще два страха, которые ждут ребенка в процессе его развития – это страх потери объекта любви и страх потери любви объекта.

Манипуляция любовью

Страх потери любви уже описанный ранее – является основным стимулом для развития. Ребенок может развиваться только во имя любви к своим родителям и благодаря любви своих родителей к его развитию (или надежды, что он когда-нибудь заслужит эту любовь). К проявлениям потери любви можно отнести равнодушие, разочарование, неодобрение со стороны родителей. Но если страха много, а любви очень мало, этот страх потери любви будет способствовать формированию чувства стыда, низкой самооценки, невроза и депрессии.

По сути, воспитание является манипуляцией любовью. Термин манипуляция в психологии носит подчеркнуто негативный характер. Конечно, если за манипуляцией любовью стоит только ненависть или, просто, равнодушие – то это бездушный акт психического насилия. Если же родитель искренне любит своего ребенка, и даже если сердится на него, то в душе, все равно, умиляется им. В этом случае манипуляция любовью только подчеркивает любовь родителя, в противоположность тем ситуациям, когда родитель сильно злится на ребенка.

Но для того, чтобы стало возможным стимулировать ребенка к развитию страхом потери любви – этот страх не должен превращаться в страх потери объекта любви. Для этого ребенок должен быть достаточно психически автономен – иметь уже сформированное константное Эго. А для этого должен быть благоприятно пройден самый ранний период психического развития ребенка – период безусловной любви в младенчестве. Если такого благодатного времени у ребенка не было – стимулирование к развитию страхом потери любви будет только запугивать и ретравмировать такого ребенка, и не принесет ожидаемых результатов.

Наказание и чувство вины

Другими составными компонентами внутрипсихического конфликта являются страх наказания и чувство вины. Для Фрейда страх наказания существовал только в виде угрозы кастрацией или в виде страха потери любви, но Чарльз Бреннер дополнил перечень бедствий, которые ждут ребенка в процессе его развития "просто" страхом наказания, но не объяснил, чем "просто" наказание отличается от потери любви, а лишь указал возраст, когда этот страх доминирует:

«Самое раннее – потеря объекта – происходит иногда в первые 18 месяцев жизни, потеря любви, в большей или меньшей степени, – в следующие 18 месяцев, а кастрация и страх наказания – во время генитального или эдипова периода, примерно с 3,5 до 6 лет. Тем не менее важно помнить, что, однажды появившись, каждое из этих бедствий продолжает иметь важное значение на протяжении всей последующей жизни человека.»

Всем известно, что наказание для ребенка – это репрессия, которая может осуществляться посредством лишения (сладкого, прогулки, планшета) или физического воздействия. Получается, что это тоже лишение любви, но усиленное репрессией. Фрейд придерживался именно такой точки зрения:

«Сознание вины было сначала страхом перед наказанием родителей, правильней – перед лишением их любви...»

Физические наказания являются проявлением крайней нетерпимости со стороны родителей (хотя, еще в начале прошлого века считались необходимой составляющей воспитания, а в некоторых семьях и сегодня считаются нормой). Физические наказания иногда бывают эффективны для того, чтобы ребенок стал послушным, но с их помощью нельзя заставить его развиваться, потому что физические репрессии добавляют избыточный стресс к стрессу, и так вызванному лишением любви, а такой двойной стресс тормозит умственную деятельность.

Но иногда приходится прибегать именно к наказанию, когда у ребенка сформировалась твердая уверенность, что он никогда не будет лишен любви своих родителей. В целом, такая уверенность свидетельствует о благоприятном личностном развитии ребенка, но накладывает определенные сложности на процесс воспитания: психически здоровые дети – непослушные дети (см. подробнее Страх наказания). Если ребенок не боится лишения любви – наказание для него является только наказанием. Да и родители таких детей не прибегают к излишним строгостям. Так что, чем является наказание для ребенка – зависит от уровня личностного развития ребенка.

Если ребенок успешно прошел период младенчества, обусловленный необходимостью безусловной любви, а в дальнейшем был соблюден баланс между любовью и страхом потери любви – у него формируется зрелое Супер-Эго и зрелое чувство вины. В этом случае родителям уже не нужно применять ни лишение любви, ни наказания, если у ребенка сформировано адекватное чувство вины, которое и становится внутренним стимулом для развития (этой теме будет посвящена одна из следующих статей).

Но не все люди доходят до стадии развития интернализированной зрелой мотивации, когда личные ценности интегрированы, благодаря чему создается устойчивая мотивация к развитию (или поддерживается достигнутый достаточно высокий статус). Для многих людей даже во взрослом возрасте основным стимулом к деятельности остается страх репрессий (например, увольнение с работы) и страх последствий (например, остаться без денег, испортить свою репутацию). Для некоторых людей Супер-Эго в большей своей степени остается внешним (обусловленным угрозой наказания со стороны людей, облеченных властью), и если они будут уверены, что не будут наказаны, они станут демотивированными и даже антисоциальными.

Эдипов комплекс

Если абстрагироваться от фрейдовской концепции Эдипова комплекса как результата сексуального желания к одному из родителей и ревностной ненависти к другому, если допустить, что основной потребностью ребенка является получение внимания, восхищения и любви (нарциссической потребности), а не сексуального удовлетворения, мы получим совершенно другую картину Эдипова комплекса.

Эдипов комплекс, с этой точки зрения, возникает из неравномерности, перекоса количества и качества нарциссического удовлетворения ребенка родителями: когда один родитель больше любит, чем другой; когда один родитель меньше требует от ребенка, чем другой; когда один родитель балует ребенка, а другой строг; когда одному родителю интересно с ребенком, а другому не очень. Чем больше удовольствий и чем меньше фрустраций получает ребенок от одного родителя - тем больше он его любит. А другой родитель, препятствующий получению удовольствий – оказывается ненавистным. И это не зависит от сексуального влечения и пола родителя, но может влиять на половую ориентацию. Большинство детей больше всего любят своих бабушек, которые их балуют – ведь бабушкам легко баловать своих внуков, т.к. ответственность за их воспитание лежит на их родителях.

Эдипов комплекс – это убежище для ребенка, куда он сбегает от тягот воспитания, когда он ищет защиты у одного родителя от другого. Если родители выстраивают симметричную стратегию жесткого воспитания или просто безразличны к ребенку, то такого убежища он не находит – тогда происходит эдипальная катастрофа.

Злость и ненависть

Когда возникает непреодолимое препятствие удовлетворения желания (фрустрация) – нормальный ребенок испытывает злость. Но не все дети способны выражать злость на своих родителей, потому что многие родители считают это недопустимым и немедленно пресекают такое проявление агрессии со стороны ребенка с помощью собственной агрессии, что было подробно описано в статье Агрессия и аутоагрессия. Именно подавление злости ребенка создает депрессивный аффект. А возможность повторного проявления злости со стороны фрустрирующего родителя вызывает тревогу. Все это формирует обиду (беспомощную злость), которая может превратиться в ненависть – так возникает эдипов треугольник, в котором один родитель любимый, а другой ненавистный (при этом пол не имеет значения). Например, большинство детей хотят спать с родителями, но некоторые отцы против этого категорически возражают.

«Этот отец стоял у него поперек дороги к маме. В присутствии отца он не мог спать у матери, а когда мать хотела брать Ганса в постель, отец подымал крик. Гансу пришлось испытать, как это хорошо, когда отец находится в отсутствии, и желание устранить отца было у него вполне оправдываемым.»

Желание ребенка спать с матерью, конечно, можно рассматривать как сексуальное только условно, главное, что получает ребенок от сна с матерью – это чувство любви, нежности и защищенности. Если отец не будет столь категоричен, как отец Ганса, ребенок с еще бо́льшим удовольствием будет спать с обоими родителями. Но, все же, не стоит злоупотреблять таким удовлетворением желания ребенка, потому что это будет мешать его психологическому отделению от родителей и обретению независимости (сепарации). Засыпание в отдельной кроватке приучает ребенка самостоятельно справляться с ночными тревогами, которые являются остатками дневных переживаний. В конце концов, не будет же он всю жизнь спать со своими родителями! Привычка супругов спать вместе – является реализацией детского желания спать с родителями. Чтобы ребенок мог спать со своим партнером – он должен изгоняться из родительской спальни. Но, конечно, иногда это можно ему позволять (например, когда малышу приснился страшный сон).

Выводы

Страх кастрации у мальчиков не является результатом прафантазий, как считал Фрейд, а переносится из эдипальных переживаний мальчика на его пенис, как на очень ценный для него орган, доставляющий сильное удовольствие. Родители, так или иначе, запрещают мальчику использовать его для самоудовлетворения и этим привлекают к пенису особое внимание, что может формировать у мальчика тревогу и даже страх потерять этот орган.

Для девочек все оказывается проще – нет пениса, и нет проблемы. В эдипальной ситуации девочка задумывается о значении пениса, только если проигрывает конкуренцию за любовь и внимание своему брату. При этом пенис для нее является, скорее, атрибутом успешности, чем особым органом, доставляющим удовольствие, как для мальчика, потому что она об этом ничего знать не может. Но если даже в детстве все было хорошо, став женщиной и, испытав определенное поражение в семейной жизни или карьере, связанное с унижением со стороны мужчины, у нее может развиться ненависть и зависть к мужчинам, как к хозяевам этого мира, которая может быть принята за зависть к пенису. Но для женщины пенис всегда останется "просто" пенисом. Правда, некоторые женщины во время секса выказывают такую страсть в адрес пениса, что это может показаться подтверждением их кастрационного комплекса, но как раз именно эти женщины, как правило, оказываются вполне женственными, для того чтобы не иметь зависть к пенсу; пенис для них – забавная сексуальная игрушка. Пожалуй, только женщины с нарушенной поло-ролевой идентификацией, любящие использовать страпон, явно демонстрируют свою зависть к пенису, хотя и они не могут представить каково это, иметь настоящий пенис, они могут только копировать движения.

Развитие Эдипова комплекса нельзя наблюдать изолированно от процесса воспитания, поэтому, утверждение Фрейда, что гибели Эдипова комплекса у мальчиков способствует только страх кастрации, а для девочек, которым нечего терять, важно только воспитание, видится подогнанным под концепцию кастрационного комплекса.

Фрейд пишет, что благодаря воспитанию Эго узнает, что неизбежно придется отказаться от непосредственного удовлетворения, отложить получение удовольствия, пережить неудовольствия, а от определенных источников наслаждения вообще отказаться. Воспитанное таким образом Эго становится разумным, оно не позволяет больше принципу удовольствия владеть собой, а следует принципу реальности (“Введению в психоанализ. Лекция 22. Представление о развитии и регрессии. Этиология”).

На пути развития ребенка ждет много фрустраций, в результате которых он будет испытывать злость, депрессивный аффект, тревогу и чувство вины. Эти переживания действуют как спусковой механизм, запускающий эдипов конфликт, который возникает в связи с эдипальным поражением. Все это происходит не однажды, а является чередой переживаний ребенка, сопровождающих его на протяжении всего развития, включая старший подростковый возраст. Поэтому определенные эдиповы победы очень важны для ребенка, и родители обязательно должны позволять ребенку побеждать, но это не должно успокаивать его настолько, чтобы он блаженно почивал на лаврах, теряя всякий интерес к развитию.

С эдиповыми конфигурациями человек сталкивается и во взрослой жизни, например, в любовном треугольнике или конкуренции в рабочем коллективе за признание начальства – все отношения, в конце концов, состоят из треугольников. Ну и конечно, человек вновь сталкивается с Эдиповым комплексом, когда становится родителем.

Для того, чтобы ребенок благополучно прошел эдипов конфликт и был подготовлен ко взрослой жизни, родителям нужно провести его между Сциллой эдипальной победы и Харибдой эдипальной катастрофы.

 

готовится к публикации: Третий компонент конфликта – защиты
 
 
читайте также:
 
Нарциссическая потребность
 
Чарльз Бреннер. Роль психического конфликта в душевной жизни. Часть 2. Тревога и депрессия
 
Принцип удовольствия и избегания неудовольствия
 
Эдипов комплекс по Фрейду
 
Эдипов комплекс у мальчиков по Фрейду
 
Эдипов комплекс у девочек по Фрейду
 
Превращение пассивности в активность и наоборот: о значении пениса для мальчика
 
Либидо
 
Вытеснение и его последствия на примере формирования фобии
 
Страх потери объекта любви
 
Страх потери любви объекта
 
Страх наказания
 
Агрессия и аутоагрессия
 


 





примечания

Для женщины осознание отсутствия пениса не несет в себе депрессивного переживания, если она смогла интегрировать женскую идентичность, что на практике выглядит так, что ей нравится быть женщиной – в этом случае мы не можем обнаружить у нее зависть к пенису. Не последнее место в женской реализации играет роль рождения детей, и ощущения себя матерью. Очевидно, что это является перенесением успешного опыта успешного материнства ее матери. Однако, успешное на первый взгляд, материнство может оказаться прикрытием для зависти к пенису (и к мужчинам), когда женщина постоянно и отчаянно пытается доказать свою значимость в качестве матери и свою безусловную любовь к детям как смысла ее жизни.

Такое явление как childhate (детоненавистники) свидетельствует о явном неприятии деторождения и женской идентификации в качестве матери – это чувство стимулирует писать гадости про детей на форумах счастливых мамаш, что свидетельствует о сильной зависти к ним и чувства собственной ущербности (хотя, у них могут быть и другие внутренние причины). Однако, существует группа успешных женщин, неплохо чувствующих себя в обществе (которое, все равно, остается, по сути, мужским), и не желающих становиться матерями. Такое явление носит название childfree (свободные от детей), и их представительницы, кажется, решили проблему отсутствия пениса, без того чтобы иметь детей. Такие женщины эффективно конкурируют с мужчинами без ненависти к ним, что так свойственно феминисткам. Но представительницам childfree приходится испытывать постоянный навязчивый интерес со стороны окружающих о том, как это они живут без детей?

В современном обществе многим женщинам, все же, удается совмещать воспитание детей и карьеру, правда, для этого необходимо обращаться к помощи родственников и нянь, а если пытаться воспитывать ребенка собственными силами – пострадает или ребенок, или карьера.

Так что, все оказывается гораздо сложнее, чем это описал Фрейд в своей статье “О женской сексуальности” (не опубликована в интернете, см. Эдипов комплекс у девочек по Фрейду).

назад
  

Это не значит, что любящий родитель никогда не злится на своего ребенка. Злость – неизбежная составляющая любых отношений, и отношений с ребенком в особенности, ведь невозможно иметь ангельское терпение. Проблема некоторых родителей в том, что они не могут допустить мысли о злости на своего ребенка, и такие мысли вытесняются, а злость остается и становится неконтролируемой. Например, именно поэтому, у "идеальных" матерей дети постоянно травмируются. Но это тема для отдельной статьи.

назад
  

Неудержимое стремление к развитию связано с другим механизмом – с нарциссическим напряжением, чему будет посвящена другая статья, а пока про это можно почитать в статье: Эдипов комплекс: взгляд на отца.

назад
  

Чарльз Бреннер считал злость инстинктивным импульсом агрессивного типа. Этим он подчеркивает, что злость свойственна природе человека изначально, также как и сексуальное влечение.

назад